Контент Меню Поиск

Мой Питер

Опубликовано: 07.03.2017, просмотров: 124 Наталия Михина

Питер Питер Питер Питер Питер Дворцовый мост
Питер

Летом толпы туристов наводняют Город — они подобны ветреным поклонницам, которые окружают короля бала, они флиртуют с ним, расточают ему комплименты, охотятся за сувенирами, как за автографом. А Город, этот галантный кавалер, распахивает им объятия своих каналов, ослепляет роскошью дворцов и дарит сказку белых ночей. Осенью он другой, он принадлежит только мне, он мой. Мой Питер.

Сердце бьется ровно, мерно.
Что мне долгие года!
Ведь под аркой на Галерной
Наши тени навсегда...

А. Ахматова

Шесть утра. Не выспавшееся такси мчит меня по хмурому утреннему Воронежу в аэропорт. Еще сорок минут регистрации и прохождения досмотра, два часа пути в уютном «Саабе», две чашки кофе и несколько вежливых фраз с соседом по креслу — и я окажусь в его объятиях…

Интересно, каким он меня встретит на этот раз? Мрачным? Печальным? Мечтательным? Или улыбающимся и просветленным? Он все время разный, но оттого — не менее желанный…

Мы редко видимся с ним... Так редко, что иногда я даже забываю о его существовании. Черты его стираются, становятся все дальше, и мне начинает казаться, что я вполне смогу обойтись и без него.

Питер

Но когда жизнь в очередной раз приложит меня головой об стену, когда мне становится так пусто и плохо, что хочется кричать, стать совсем маленькой и спрятаться в скорлупу, тогда я снова вспоминаю о нем. Мой далекий возлюбленный — мое лучшее лекарство. Он всегда выслушает, поймет, отогреет и докажет, что все проблемы, которые вдруг возникли в моей жизни, не являются неразрешимыми. Он — мое кольцо Соломона, постоянно напоминающее — «и это пройдет». И что бы ни творилось в моей душе, рядом с ним в ней тут же наступает покой и умиротворение, потому что мир перестает существовать, есть только Он и Я.

Самолет приземлился. Еле сдерживаю себя, чтобы не кинуться вперед, к выходу, расталкивая пассажиров, бежать к нему на встречу. Но все же чинно шествую к выходу. Он встречает меня ветром и каплями дождя.

Ну здравствуй, Питер... Я так ждала встречи с тобой.

Смотрю на него и вспоминаю наше первое знакомство... Мне было тогда лет четырнадцать.

Самый возраст для того, чтобы влюбиться впервые. Было ничем не примечательное утро, мы с классом прибыли на Московский вокзал города тогда ещё, кажется, Ленинграда. Мне хватило суток, чтобы влюбиться без памяти в эти улицы, улочки, проулочки и переулки; в эти дворы, дома и дворцы; в эти мосты и реки… Я ходила за экскурсоводом, раскрыв рот, и боялась пропустить хоть одно слово. Вечерами я бродила по питерским улицам, дотрагивалась ладонями до домов, разговаривала со львами. Мне казалось, что невозможно надышаться этим воздухом, насмотреться на красоту, хотелось впитать в каждую клеточку себя как можно больше Его Любимого.

Питер

Первое свидание было недолгим, всего какую-то маленькую, быструю, юркую неделю. Уезжая, я размазывала слёзы по стеклу вагона и клялась своему Питеру скоро вернуться. И возвращалась снова и снова.

Он встречал меня раскрытыми объятиями, улыбками людей на улицах, влажным ветром и своим спокойствием. Вот и сейчас… Кидает мне в лицо капли дождя — и улыбается.

Сажусь в такси… Таксист как будто чувствует мое настроение и везет меня в гостиницу по длинному, но очень теплому маршруту — мимо величественных мостов и спрятавшихся букинистических магазинчиков, мимо пахнувших корицей булочных и кондитерских, мимо красно-желтых осенних парков и парочек, целующихся на перекрестках… Сейчас я оставлю вещи в гостиничном номере, надену теплый свитер и джинсы и побегу на свидание с Петербургом…

Мой Питер, я люблю тебя. Люблю твои прекрасные загадочные белые ночи, когда рамки, границы стерты, очертания расплывчаты и нереальны... Люблю ширь мостов-ладоней и мигающие огоньками спокойные баржи... Люблю великолепный Невский, Московский... Люблю твои пронизывающие, мокрые вьюги. Люблю твои дожди, больше похожие на крупный туман.

Питер

Люблю выходить ранним утром с вокзала на сонный, солнечный, умытый проспект и улыбаться звонку первого трамвая... Люблю Таврик и Елагин остров, люблю уютные улицы в районе метро Чернышевского. Люблю Ботанический сад, канал Грибоедова, набережные... Они встречают меня, как старые друзья, уютно заключают в объятия...

Питер, а ты меняешься… Теперь тебя все больше опутывают рекламные перетяжки, закрыли мой любимый букинистический магазинчик на Невском, около Литературного кафе, а в Исаакиевском соборе поставили банкомат.

Но знаешь, я не виню тебя и не стала любить тебя меньше. Я и сама сильно изменилась со времени последней нашей встречи. Во мне тоже стало меньше романтизма, и я уже не мечтаю о далеких путешествиях, невероятной любви и давно не собираюсь менять мир вокруг себя. Теперь меня все больше заботят другие вещи — работа, домашние дела, курс доллара и повышение платы за коммунальные услуги.

Да, мы меняемся, но не становимся друг другу менее родными, потому что знаем, что на самом деле скрывается за всей этой бытовой шелухой, которую мы на себя напускаем.

Я предлагаю выпить за это по чашке горячего кофе, тем более что впереди вижу огоньки кафе… Питерские кофейни — отдельный разговор. Не побоюсь сказать, что, наверное, они самые уютные и загадочные в мире! Сколько бы бед не обрушилось на твою головушку, сколько бы слез не вылилось из измученных глаз, сколько бы терзаний и сомнений не пытали твою душу, — в любой питерской кафешке душевный недуг снимает как рукой. Почему?

Загадка. Лично я смею предполагать, что в петербургские ресторанчики заходят какие-то особенные, волшебные люди. Какими бы роскошными и экзотичными не были бы интерьеры, какой бы разнообразной и богатой не была предлагаемая кухня, — если за столиком напротив сидят и скандалят с официантами сильно нетрезвые неряхи-посетители, тогда все удовольствие от закусок и изысканных вин мгновенно улетучивается. В петербургских кафе я таких людей не видела ни разу. Куда бы ни занесло нас перекусить в Питере, везде было ощущение, что вокруг собрались «свои» люди…

Немного отогревшись в уютном кафе, я продолжаю свою прогулку… Вот и Невский — статный, как настоящий джентльмен. Каналы, обтянутые гранитом, уличные музыканты, художники и просто прохожие, неспеша идущие куда-то по своим делам. Невский проспект — твое сердце. И оно бьется с моим в унисон…

Питер Дворцовый мост

Да, мы взрослеем, и у нас появляются новые увлечения, влюблённости и даже страсти, но я так и не могу забыть тебя. Жизнь вносит свои коррективы и уже не так просто сесть в поезд или самолет и мчаться навстречу своей единственной, первой, может быть, детской, может быть, даже немного глупой, но самой большой и незабываемой любви.

Прости меня, мой Питер, за долгую разлуку. Прости, что мне опять нужно уезжать. Я вернусь. Обязательно. Как всегда возвращалась. Слышишь? Ты только жди.

Рейтинг:
 (голосов: 0)


Добавить комментарий

Сайт о туризме и отдыхе World-Voyage.Ru